«Знаешь такое стихотворение:
«Я узнал, что у меня есть огромная семья,
И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок,
Речка, небо голубое – это всё моё родное.
Это Родина моя, всех люблю на свете я»…
Бах, бах, бах, бах, бах (выстрелы из пистолета).
Сергей Бодров, фильм «Брат 2»

«Мочить в сортире» – это сокровенная идея россиян?

В чём правда, брат?«Украина – это даже не государство! Что такое Украина? Часть её территорий – это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами», – эту фразу раздраженный Путин произнес, обращаясь к Джорджу Бушу, во время дискуссии на закрытом заседании Россия – НАТО в апреле 2008 года. Если такие нотки публично задает президент страны, то интересно, как к Украине и ее гражданам относятся остальные россияне?

«Ты мне еще, сука, за Севастополь ответишь»… Эта фраза из культового для большинства молодых россиян фильма «Брат 2» ассоциируется с политикой «Великой России» в отношении украинцев.

За последние два десятилетия в России выросло поколение, воспитанное на агрессивно ксенофобских продуктах культуры и пропаганды. Поколение тех, кто знает: украинец – это враг. Враг, которого нужно «мочить в сортире»…

Симптоматично, что с героями ксенофобского фильма солидарны и российские силовики. К примеру, Николай Патрушев, будучи директором ФСБ, в интервью «Комсомольской правде» 20 декабря 2000 года заявил: «Не хочу говорить высокопарные слова, но наши лучшие сотрудники, честь и гордость ФСБ, работают не ради денег. (…) Помните слова главного героя в фильме «Брат 2»: «Не в деньгах сила, американец, а в правде»! За эту правду сотрудники ФСБ и сражаются»…

О какой же «правде» идет речь? Давайте попробуем разобраться…

В отличие от знакового фильма «Брат», в котором формировалась ненависть к чеченцам, во втором фильме «Брат 2» образ врага лепился уже из представителей ряда других народов. Антигероями этого фильма стали: «коварные» американцы, которые за гроши эксплуатируют российского хоккеиста-легионера; их «прислужники» украинские мафиози; хитрые и аферистичные евреи, которые втридорога продают главному герою Даниле Бодрову вместо автомобиля ржавый металлолом; а также наглые и бесшабашные негры (куда ж без них), которые держат в сексуальном рабстве российскую «заблудшую овцу» – проститутку. А главный герой, который борется за «правду», всех их мочит, цитируя детский стишок, вынесенный в эпиграф статьи… И что примечательно, что именно украинца в этом фильме «мочат в сортире», сплевывая сквозь зубы «Вы мне гады ещё за Севастополь ответите»…

Как в том анекдоте, где анонсируется следующий фильм Сергея Бодрова «Брат 3», мол, у маленькой девочки в песочнице отобрали ведёрко и лопатку… Она в слезах, в растерянности… Но за дело берется главный герой фильма – горы трупов, море крови…, но справедливость восторжествовала. Это было бы смешно, если б не было жутко, ведь те, кого этот фильм вдохновляет, не в игрушки играют… Известно, что для российских чекистов «цель оправдывает средства», причем «цель», как правило, эфемерная, а «средства» абсолютно реальные – исчисляемые многомиллионными жертвами. Такая вот, «правда»…

Интересно, что малоизвестного, поначалу, Путина россияне запомнили и полюбили именно за фразу про мочилово в сортире. «Мы будем преследовать террористов всюду. Если в туалете поймаем, то и в сортире их замочим», – сказал тогда еще премьер-министр Путин. После этих слов и эскалации кровавого конфликта в Чечне рейтинг Путина подскочил с 2 до 60 процентов…

Почему? Да потому, что, по словам проректора академии коммуникационных технологий Натальи Муравьёвой, «Фраза «мочить в сортире» звучала очень удачно. Тут хитрость в том, что речь идет совсем не про сортир, тут другая тема, другие акценты, это выражение определенной сокровенной идеи». Интересно, а не фильм ли, где в сортире убивают украинца, так вдохновил будущего российского президента?

Как бы там ни было, а за время его властвования Россию захлестнула волна ксенофобии, расизма и откровенного нацизма, а иностранцам, которых Кремль позиционирует как «врагов», стало опасно появляться на улицах российских городов.

78 процентов россиян поддерживают имперский, ксенофобский и реваншистский курс российского руководства. Этот показатель вернулся к уровню восьмилетней давности, констатируют социологи Левада-центра. «Можно предположить, что у патриотического подъема, что в 2000-м, что в 2007-м и в 2015-м годах, разная природа: в начале нулевых он был связан с надеждами на пришедшего к власти нового энергичного лидера и успехами «чеченской» кампании. В 2007-м – с осознанием экономического роста страны и ростом благосостояния граждан. В 2015-м – с противостоянием России в лице её руководства Западу», – считают аналитики.