Старая империя пытается восстановить утраченные границы. В отличие от большинства государств, Российская Федерация не заинтересована в том, чтобы вокруг были стабильные государства. Постоянный хаос и беспорядки в соседних странах – это то, к чему стремится Кремль. Он принципиально отвергает идею сильных правительств в Грузии, Украине и Молдове, даже таких, которые будут дружественно относиться к его интересам. Давайте будем абсолютно открытыми и конкретно обрисуем ситуацию.

Как вы думаете, например, желает ли Владимир Путин того, чтобы Армения окончательно одержала победу над Азербайджаном? Нет, так как это будет означать, что Армения будет слишком сильной и слишком независимой.

Думаете ли вы, что реальность противоположна, что Москва желает победы Баку над Ереваном? Конечно, нет. Возрождение модернизированного и динамичного Азербайджана – кошмар российских лидеров. Нет, они не хотят победы ни одной стороны. Их цель – сам конфликт, так как это обеспечивает зависимость обеих стран и задерживает их европейскую интеграцию.

Страны Восточной Европы, стремящиеся стать членами европейской семьи, сообщества свободных и демократических государств, испытывают постоянное давление и угрозы. Армению загнали в угол и вынудили вступить в Таможенный союз, что не соответствует интересам ни этого государства, ни нашего региона. Молдове объявили блокаду, нападают на Украину, Азербайджан сталкивается со значительным давлением, а часть Грузии – оккупирована…

Разделяй и властвуй

Враждебность Владимира Путина и его команды по отношению к правительству, которое я имел честь возглавлять в течение почти десятилетия, не обусловлена личной антипатией или культурным непониманием. Все подобные интерпретации являются всего лишь ширмой.

Мой предшественник, Президент Шеварднадзе, пришел из высшей советской номенклатуры. Он пришел во власть в 90-ых, путем военного переворота при прямой поддержке России. В отличие от меня, он был хорошо известен своими советскими дипломатическими навыками. Несмотря на все это, Россия постоянно пыталась подорвать его правительство и несколько раз организовывала на него нападения.

Разговор не о Гамсахурдиа, Шеварднадзе, Саакашвили или Иванишвили. В действительности, имена не имеют большого значения. Дело касается будущего государственности Грузии.

Почему? Потому что нынешним правителям России хорошо известно, как только стабильные институты будут созданы в Украине, Грузии, Молдове или в других местах – эти институты отразят и усилят желание народов этих стран быть действительно независимыми и частью европейской семьи.

Именно поэтому сочли успешные реформы и грузинский опыт строительства подлинного государства своего рода вирусом, который «инфицировал» бы всю территорию бывшего Советского Союза; вирусом, который следует искоренить всеми возможными средствами. Тогда когда мы, в свое время, не состоявшаяся, самая коррумпированная и криминализированная страна, стали наименее коррумпированной страной во всей Европе, реформатором номер один в мире – по данным Всемирного банка, и лучшим местом для ведения бизнеса.

Именно поэтому народу Грузии ввели эмбарго, навязали войну и оккупацию – все после 2006 года. Именно поэтому сопротивление народа Грузии и способность к выживанию демократии Грузии так важны для всего региона.

Усилия отбросить прогресс Евросоюза и НАТО в нашем регионе, прогресс – который основан на воле нашего народа, становятся все более интенсивными. Эти усилия, направленные против прогресса, имеют свое название: Евразийский Союз, который был создан в качестве альтернативы Европейскому Союзу, и считается Владимиром Путиным главным проектом своего президентства.

Спецслужбы против свободы

Сегодня наши страны стоят перед выбором, определяющим будущее, более, чем перед выбором внешней политики или альянсов. Наш народ должен решить – приемлемо ли для него жить в условиях страха и преступности; жить в мире, где отличия воспринимаются как угроза, а меньшинства, как объекты угнетения; в мире, где политические оппоненты подвергаются избирательному правосудию и физическому оскорблению; в мире, который, дамы и господа, мы очень хорошо знаем, потому что мы жили именно там. Евразийский союз является нашим недалеким прошлым и будущим, которое готовят нам в Москве наши бывшие офицеры КГБ.

В противоположность этому, наши возрожденные традиции и многовековые устремления ведут нас в совершенно другой мир, который называется Европой. Европейские общества также далеки от совершенства. И там мы сталкиваемся со страхом, сомнениями, гневом и даже ненавистью, социальным неравенством. Но там меритократия выше непотизма, а фундаментом общественной жизни является толерантность. Нынешние оппоненты являются будущими министрами, которых никто не сажает в тюрьму и не расправляется физически. Если мы посмотрим на это таким образом, для восточноевропейских народов выбор настолько очевиден, что некоторые кремлевские стратеги (которые называют себя политтехнологами) решили вообще отменить правду и распространяют ложь в Грузии, Украине, Молдове и других странах.

Уроки истории

Знание истории необходимо. Наша история учит нас, что толерантность в нашем регионе является основой нашего суверенитета. Толерантность является не только моральным долгом, это вопрос национальной безопасности.

Мы должны знать историю и понимать, что старый имперский принцип «разделяй и властвуй» сегодня используется так же, как использовался двадцать веков назад.

Взгляните на наш регион сегодня. Тот, кто знает историю Кавказского региона, помнит, что армяно-азербайджанское кровопролитие, которое произошло в 1905 году, прямо манипулировалось царской администрацией. Разве нельзя сравнить это с началом карабахского конфликта в 1980-х?

Российская армия была там, к тому же в большом количестве, и на ее глазах началась война. Они показывали обеим сторонам, что помогали им, на самом же деле – подстрекали к конфликту.

Тот, кто знает историю, легко припомнит – так же, как припоминаю я – начало Абхазской войны в начале 1990-ых, когда грузинские военизированные подразделения получали оружие от российской армии, которая, в свою очередь, вела абхазские формирования и чеченских наемников, чтобы пресечь любую солидарность народов Южного и Северного Кавказа. Это происходило точно так же, как и сто лет назад, когда грузинских офицеров отправляли на передний край российских войн против чеченцев, ингушей и дагестанцев.

Мы можем на разных отрезках истории посмотреть на другие периферийные страны – например, на Польшу и Украину — и увидим точно такую же картину. Империя разжигала рознь между порабощенными народами и разделяла их стеной фанатичного антагонизма. К сожалению, такой подход оправдывался. К еще большему сожалению, он работает и сегодня.

Параллельно, тогда, когда наш регион остается очагом конфронтации, бывшие порабощенные народы, вместо противостояния, должны объединиться.

В прошлом некоторые лидеры и страны, например, Польша Иосифа Пилсудского, которая призывала все угнетенные народы под флаг польской свободы, понимали, что свобода одной страны зависела также от свободы всех порабощенных наций.

Но никогда наши предки не получали пользу от такой большой силы, которая хорошо понимает свой стратегический интерес – сохранение нашего суверенитета, – а эта сила Европейский союз.

Созданием Восточного партнерства, как ответа на нападение Россией на Грузию в 2008 году, Европейский союз предложил нашим странам прекрасную платформу для сотрудничества под своей эгидой. В это начинание мы должны вложить больше усилий. Должны развить совместные проекты, в первую очередь, фокусируясь на совместно осуществляемых реформах. Потому что реформы для каждого из нас значат государственность и независимость.

Екатерина Вторая прекрасно понимала это. Когда Польша, вслед за Французским и Британским просвещением, начала проводить реформы, она послала длинное секретное письмо Фридриху Великому (королю Пруссии). Это письмо и сегодня остается одним из самых впечатляющих описаний природы и стратегии империалистического проекта.

Согласно письму, реформы, протекающие в Польше, создавали опасность как для России, так и для Пруссии, так как они превратили бы Польшу в настоящее государство. Поэтому было необходимо их остановить. Было необходимым нападение на Польшу, ее разделение до окончательного осуществления реформ, так как тогда они никогда уже не сумели бы оккупировать эту страну.

Это письмо не будет чуждым для тех, кто хорошо знает, с какой ненавистью относился Владимир Путин к грузинскому опыту последнего десятилетия. Большинство россиян задавали вопрос – если несостоявшаяся и раздробленная Грузия, объятая в одно время коррупцией и криминалом, смогла достичь успеха, почему сама Россия не может сделать того же? Это был идеологически опасный проект.

Москва боится успешных соседей

Впервые на Кавказе строилось настоящее, эффективное государство-нация и, поэтому, было необходимым уничтожение реформ до того, как они принесут конечный плод.

В восточной Европе, в том числе, на раздробленном Кавказе, формой нашего правления должно быть единство.

Я вспомнил начало войны в Абхазии, но также хочу вспомнить еще более раннюю сцену, исполненную символизма для истории Кавказа. В конце восстания Шамиля против Российской империи, когда сам Шамиль сдался в плен, чеченский командир Байоронгур был ранен и также попал в плен. Перед тем, как его повесить, русские офицеры собрали дагестанцев и потребовали от одного из них выбить стул, на котором стоял обреченный на смерть Байоронгур. Таким образом они хотели вызвать раздор среди местных жителей. Байоронгур, видевший это, сам откинул стул. Запрещенным самоубийством он избежал распри между соседями. На фоне этой одной неудачи сколько раз оправдывалась имперская тактика внесения раздора между кавказскими нациями?

Это должно закончиться. Именно поэтому, во время моего президентства, мы начали несколько проектов, которые были направлены на учащение человеческих контактов между Северным и Южным Кавказом, университетский обмен и образовательные проекты.

Восточной Европе нужно единство

Поэтому признал Парламент Грузии геноцид черкесского народа, который для многих является неизвестной страницей истории. Истребили всю нацию, потому что их земля была нужна русским. Мы должны продолжить эти небольшие усилия. Необходимо подготовиться к тому времени, когда империя обвалится, чтобы быстро преодолеть наследие ее ненависти.

Именно поэтому мы, как граждане Грузии, должны подготовиться к тому времени, когда российские войска покинут наши оккупированные территории – Цхинвали и Сохуми.

Должны подготовиться к тому, чтобы с распростертыми объятиями принять обратно наших абхазских и осетинских сограждан, не как наших врагов, а как наших сестер и братьев. Потому что это время настанет раньше, чем мы думаем.

В конце моего второго президентского срока – хочу гордиться достижениями Грузии за этот период – мы, в прямом смысле, вывели Грузию из мрака. Мы придали грузинской государственной службе беспрецедентную прозрачность. Вернули наших детей в школы, из которых выгнали банды. Мы приблизили нашу страну к европейской мечте больше, чем когда либо. Мы беспрерывно работали над восстановлением духа толерантности, который всегда вел нашу страну во времена былой славы.

Мы сделали много – хорошего. Когда я пришел во власть, я был самым молодым президентом в мире, поэтому, как любой лидер, я хорошо понимаю, что многое было сделано дорогой ценой. В наших спешных стараниях установить новую реальность, которая дала бы ответ внутренним и внешним угрозам. Мы есть и должны оставаться нацией, которая едина в достижении исторической цели – вступление в европейскую семью свободных и демократических наций, в семью, от которой нас никогда не должны были отторгать, – в нашу семью. Наш путь регионального единства, свободы и европейской интеграции еще далек от завершения, и для его окончательного успеха я собираюсь работать, не покладая рук.

ЯГЕЛЛОНІЯ.ORG